Спектакль "Белая Гвардия"
«Дни Турбиных» для Художественного театра — пьеса культовая и судьбоносная. Премьера этого спектакля сделала второе поколение мхатовцев, как сейчас принято говорить – «звездами». Чтобы немного дистанцироваться от легендарного спектакля, нынешнюю постановку булгаковской пьесы назвали «Белой гвардией».
Сергей Женовач из тех редких режиссеров, которые по определению не могут быть замешаны в каких-нибудь попсовых, и рассчитанных на шумный, но короткий успех поделках. Его имя на афише гарантирует интеллигентность постановки, которая при этом не будет скучной. Главная его черта— умение работать с артистами и создавать на сцене гармоничный актерский ансамбль: роль Алексея Турбина исполняет Константин Хабенский, блестяще сыгравший Колчака в фильме Адмирал; Мышлаевского играет Михаил Пореченков; а Шервинского - Анатолий Белый. Особенность этого спектакля, некая «сегодняшность» видна по главным героям спектакля — современным молодым мужчинам, одетым в белогвардейские шинели. Именно через созданные ими образы становится понятно наше время, отделенное от событий пьесы несколькими десятками лет, но созвучное с ним, судьбой отдельно взятого человека, попавшего в колесо политической машины.
Художник Александр Боровский придумал для спектакля выразительнейшую декорацию: Металлическая сцена перекошена, как сама жизнь, словно вздыбившаяся после какой-то глобальной катастрофы, на ней – наклонившиеся фонарные столбы без фонарей, похожие на кресты, и словно сползающие по наклонной плоскости школьная парта Николки, печка-буржуйка, покосившаяся кровать. В этом мире все потеряло равновесие, все катится в пропасть, пытаясь задержаться в последнем оплоте стабильности и тепла – доме Турбиных.
Внизу чудит Лариосик, поются застольные песни, блестяще произносятся классические юморные реплики, от которых зрители, хохоча, складываются пополам, шата сь, поднимается смертельно раненный полковник Алексей Турбин — Хабенский, чтобы мешком лечь на металлическую платформу, слышится монолог Мышлаевского о России, которая, хоть ее кверху ножками, как стол, переверни, все равно останется самой собой.
Герои балансируют неустойчиво, теснятся и путаются в нагромождениях домашнего скарба, выглядят слонами в посудной лавке. Но зато у них тепло, светло, они счастливы, как все счастливые семьи. Этим людям завидуешь, к ним тянешься, и реально болеешь за них сердцем.
Впервые спектакль был показан украинским зрителям, во время оранжевой революции на Майдане. Прошло пять лет, на Украине снова Выборы, и снова герои пьесы Булгакова говорят о самом важном – о человеке, о домашнем уюте за кремовыми шторами, который способен принести покой и счастье. И не важно, что в спектакле Женовача кремовые шторы отсутствуют. И печка у Турбиных не в голландских изразцах, - вульгарная уродливая буржуйка. Но лампа под абажуром есть. Та, про которую в романе «Белая гвардия» сказано: «Никогда не сдергивайте абажур с лампы! Абажур священен. Никогда не убегайте крысьей побежкой на неизвестность от опасности». Собственно, в этой цитате заключен главный «мессидж» спектакля. Когда город детства и юности превращается в улицы разбитых фонарей, когда чудится, что все кончено, - будь на дворе год 1918-й или 2010-й, надо просто верить и ждать. Об этом говорит нам Мышлаевский. О том же - финальный монолог взволнованного Семчева-Лариосика с разложенными по плечам щеками: «Мы встретились в очень тяжелое, страшное время...» Что бы там ни было, продолжаем движение. Не правда ли, очень современно?




Для добавления комментария необходимо зарегистрироваться
   
Логин: (Обязательно)
E-mail: (Не обязательно)
Smile: smile wink wassat tongue laughing sad angry crying 

| Очистить

Мы в социальных сетях

  Twitter
Читайте нас на Twitter. Следите за нашими новостями.
  ВКонтакте
Можно подписываться на новости нашей группы.
  Facebook
Наша страничка в Facebook: всегда оставайтесь на связи